СКАЗКИ «ВЕНСКОГО ЛЕСА»

22 Май, 2017 - 16:39

Предлагаем вашему вниманию творчество нашей читательницы.

Медведь бурый, большой и сильный, занялся пчеловодством. Поляну приличную в «Венском лесу» получил от департамента лесных угодий. Да каким оборотливым стал! Знал, откуда взять, куда положить, с кем дружбу водить, кому угодить, на кого порычать, кого разорвать... И вроде красивой и цветущей та поляна стала. Да и как иначе могло быть, если цветочки, ягодки да ульи чаще на эту поляну отпускались из ранее упомянутого лесного департамента.

Пчеловодство развивать – дело нужное. В лесном департаменте довольны: «надежду и гордость» всего «Венского леса» и продемонстрировать можно как результат своих заслуг. Табличку к столбу прибили: «Лучшая поляна». Тигру в главный заповедник об успехах докладывали. А если Тигр какую сладкую подкормку для пчёл пришлёт... Медведь поделится. А как же: всё лучшее – лучшим!

Правда, иногда Медведь рычал в этом департаменте, когда про другие поляны в лесу вспоминали. Для острастки рычал, чтоб не забывали, кто лучший. Грозился пчёл без мёда оставить, без улей и т.д. Одним словом, капризничал для пользы своего дела.

А что же пчёлы? Трудились и много трудились, потому что медок-то был с той пасеки... Ну, а если же пчёлы недовольны чем были, от медведя одно слышали: «Работайте! Это вам надо. А у меня всё есть. Для вас живу, никуда не ухожу».

Но время идёт. И медведи в спячку впадают. Решил Медведь, что пора с поляны уходить. Да и что мешает на покой перебраться. Берлоги во всех местах построены: и в сосновом лесу, и в главном заповеднике, и в своём «Венском». Поднялся, да и пошёл. И табличка «Лучшая поляна» за ним упала. Антилопы из департамента лесного услыхали и быстро прискакали:
— Потапыч, ты куда?
— На заслуженный отдых, — прорычал Медведь в ответ.
— Так, поляна-то как же? Лучшая ведь?
— А что за беда? Учредители остаются: кучка муравьёв да с десяток мышей. Мало что ли?

— Ой! А чё, у нас Медведь уже не главный? — Это суслики из своих норок повыскакивали, столбиками вытянулись, головами длинноносыми крутят, удивляются.

А антилопы не унимаются:
— Так мыши твои и прочие насекомые в пчеловодстве не смыслят, званий не имеют... Стой, Потапыч, а ульи-то где? Да и пчёл не видно...
— Так кризис же в лесу... — Нехотя и безразлично в ответ рыкнул Медведь, уже обдумывая ещё одну занятную идею: может по пути на пороге реки место «застолбить», рыбки половить, лишним не будет.

А антилопы смотрели вслед уходящему Медведю, да слушали, как ветки трещат под массивными лапами этого чудного пчеловода.

Какова мораль сказки этой?
Нет её.
Скорее, урок всяким антилопам.
Елена ГОЛОУШКИНА.